Жалоба 125 упк рф нарушены права бездействием полиции

Комментарий к Статье 125 Уголовно-процессуального кодекса


1. Наряду с внутриведомственным процессуальным контролем и прокурорским надзором за соблюдением законов на досудебных стадиях уголовного судопроизводства настоящим Кодексом установлен судебный контроль. Его применение позволяет оперативно выявить и устранить нарушения, ущемляющие права и свободы участников процесса и иных граждан, не дожидаясь принятия окончательного решения по уголовному делу. 2. В соответствии с решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

3. При реализации названного конституционного права на стадиях досудебного уголовного разбирательства могут быть обжалованы действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокурора.

Вместе с тем необходимо четко установить, какие правоотношения были нарушены упомянутыми представителями власти. От этого зависит процедура их судебного обжалования: в порядке гражданского или уголовного судопроизводства. Пленумом Верховного Суда РФ по данному вопросу 10 февраля 2009 г.

даны разъяснения в двух его Постановлениях: N 1

«О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

и N 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих».

4. Согласно п. 7 Постановления N 2 в порядке гражданского судопроизводства не могут быть рассмотрены заявления об обжаловании: — решений, действий (бездействия), совершенных указанными в лицами и связанных с применением норм уголовного и уголовно-процессуального права при осуществлении производства по конкретному уголовному делу (включая досудебное производство).

Вместе с тем в порядке, предусмотренном , могут быть оспорены действия должностных лиц, совершенные ими при осуществлении оперативно-разыскных мероприятий и не подлежащие обжалованию в порядке уголовного судопроизводства, а также действия должностных лиц оперативно-разыскных органов, отказавших лицу, виновность которого не доказана в установленном законом порядке, в предоставлении сведений о полученной о нем в ходе оперативно-разыскных мероприятий информации, или предоставивших такие сведения не в полном объеме (ч. ч. 3 и 4 ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»); — решений, действий (бездействия), связанных с разрешением уполномоченными органами вопроса об освобождении от уголовной ответственности (в частности, об обжаловании лицом, отбывшим наказание, неприменения в отношении него акта об амнистии); — прямо названных в УПК РФ решений и действий, которые не связаны с каким-либо возбужденным уголовным делом: постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 1 ст. 125 УПК РФ), отказа в приеме сообщения о преступлении (), решения Генерального прокурора РФ или его заместителя о выдаче лица () .

——————————— См.: Постановление Пленума ВС РФ от 10 февраля 2009 г. N 1

«О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

// .

5. В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 1 помимо постановлений дознавателя, следователя и руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела судебному обжалованию в соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ подлежат иные решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц, чьи права и законные интересы нарушены, либо могут затруднить доступ граждан к правосудию.

6. К иным решениям и действиям (бездействию), способным причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, следует относить, например, постановления дознавателя, следователя и руководителя следственного органа о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, о производстве выплат или возврате имущества реабилитированному, об отказе в назначении защитника, в допуске законного представителя, об избрании и применении к подозреваемому, обвиняемому мер процессуального принуждения, за исключением залога, домашнего ареста и заключения под стражу, которые применяются по решению суда.

7. К затрудняющим доступ граждан к правосудию следует относить такие действия (бездействие) либо решения должностных лиц, ограничивающие права граждан на участие в досудебном производстве по уголовному делу, которые создают гражданину препятствие для дальнейшего обращения за судебной защитой нарушенного права. К ним относятся, например, отказ в признании лица потерпевшим, отказ в приеме сообщения о преступлении либо бездействие при проверке этих сообщений, постановление о приостановлении предварительного следствия и др.

(п. 2). 8. По общему правилу жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ рассматривается судом по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с , жалобы на решения и действия (бездействие) указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело. 9. Несмотря на то что в комментируемой статье содержится указание на рассмотрение жалоб только районным судом, данные жалобы вправе рассматривать также военные суды, что регламентировано п.

6.1 ст. 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» и , . 10. Жалоба составляется только в письменном виде и передается заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно в суд либо через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.

В последнем случае жалоба регистрируется в соответствующем органе по правилам делопроизводства и пересылается в суд.

Порядок принятия, регистрации, а также последующего движения жалобы в суде определяется Инструкцией по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной Приказом генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. N 36. 11. В тех случаях, когда жалоба не содержит необходимых сведений, что препятствует ее рассмотрению (например, отсутствуют сведения о том, какие действия или решения обжалованы, жалоба не подписана заявителем, полномочия защитника или представителя заявителя не подтверждаются соответствующими документами), жалоба подлежит возвращению заявителю для устранения недостатков с указанием в постановлении причин принятия решения и разъяснением права вновь обратиться в суд. В таких случаях по смыслу ст.

125 УПК РФ срок рассмотрения жалобы — 5 суток — исчисляется с момента поступления жалобы в суд после устранения препятствий ее рассмотрения (п.

7 Постановления Пленума). 12. Подача жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения. 13. Жалоба подлежит рассмотрению в течение 5 суток с момента ее поступления.

Между тем на практике нередки случаи, когда в указанный срок невозможно принять законное и обоснованное решение ввиду необходимости дополнительного истребования и исследования материалов. В таких ситуациях решение судом выносится позже указанного срока. Неявка надлежащим образом уведомленных участников процесса не является препятствием для разрешения судом жалобы по существу.

Суд может вызвать в заседания должностных лиц, чьи действия (бездействие) или решения обжалуются. При этом участие в судебном заседании подозреваемого или обвиняемого, содержащихся под стражей, обязательно.

14. В комментируемой статье 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ не содержится указаний о том, что для проверки доводов заявителя необходимо представить материалы с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела или уголовное дело в полном объеме. Вместе с тем стороны вправе заявить ходатайство об их истребовании. Но разглашение данных материалов уголовного дела допускается только в том случае, если это не противоречит интересам предварительного расследования и не нарушает права и законные интересы участников процесса.

15. Пунктом 1.18 Приказа Генерального прокурора РФ от 2 июня 2011 г.

N 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» предписано обеспечить обязательное участие прокурора в рассмотрении судом жалоб в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, жалоб на постановления следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно на иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.
125 УПК РФ, жалоб на постановления следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно на иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

16. При подготовке к участию в судебном заседании предписано изучать материалы проверки либо уголовного дела, решение или действия следственных органов по которым обжалуются. В случае выявления нарушений закона незамедлительно принимать меры к их устранению, отмене незаконных процессуальных решений до представления в суд указанных материалов.

17. Участвуя в судебном заседании, предписано давать заключение по поводу обжалуемых действий (бездействия) или решений следователя (руководителя следственного органа) с использованием всех имеющихся материалов, в том числе полученных в ходе рассмотрения аналогичных жалоб в порядке . Согласно п. 8 упомянутого Пленума Верховного Суда РФ, если по поступившей в суд жалобе будет установлено, что жалоба с теми же доводами уже удовлетворена прокурором либо руководителем следственного органа, то в связи с отсутствием основания для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решений должностного лица, осуществляющего предварительное расследование, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, копия которого направляется заявителю.

Если указанные обстоятельства установлены в судебном заседании, то производство по жалобе подлежит прекращению.

——————————— . 18. При несогласии заявителя с решением прокурора или руководителя следственного органа, а также при частичном удовлетворении содержащихся в жалобе требований жалоба, поданная в суд, подлежит рассмотрению в соответствии со ст. 125 УПК РФ. 19. Если после назначения судебного заседания жалоба отозвана заявителем, судья выносит постановление о прекращении производства по жалобе ввиду отсутствия повода для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решения должностного лица, осуществляющего уголовное преследование.

20. В случае рассмотрения жалобы по уголовному делу, направленному для рассмотрения по существу в суд, в порядке ст. 125 УПК РФ подлежат рассмотрению лишь жалобы, где ставится вопрос о признании незаконными и необоснованными решений и действий (бездействия), которые в соответствии с УПК РФ не могут быть предметом проверки их законности и обоснованности на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела судом, в том числе в апелляционном или кассационном порядке. В остальных случаях судья в зависимости от того, на какой стадии находится производство по жалобе, выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению или о прекращении производства по ней (п.

9 Постановления). Например, постановлением гарнизонного военного суда отказано в принятии жалобы М. для рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ ввиду того, что при подготовке к судебному заседанию установлено, что предварительное расследование по уголовному делу в отношении М.

завершено и оно направлено в суд для рассмотрения по существу . ——————————— См.: Апелляционное постановление Московского окружного военного суда от 24 декабря 2013 г.

N 33/10А-206/2013 // Архив Главной военной прокуратуры. 21. Судебное заседание обеспечивает состязательность процесса. Оно состоит из подготовительной части, исследования оспариваемой истцом правовой ситуации и прений сторон.

Регламент судебного заседания соответствует правилам, установленным в ст. 257 УПК РФ. В силу ч. 4 ст. 125 УПК РФ судье надлежит разъяснять явившимся по вызову лицам их права и обязанности, в частности их право принимать участие в судебном заседании: заявлять отводы, ходатайства, представлять документы, знакомиться с позицией других лиц, давать по этому поводу объяснения.

Заявителю, кроме того, предоставляется право обосновать свою жалобу и выступить с репликой. 22. В отличие от решений, принимаемых по результатам рассмотрения жалоб прокурором и руководителем следственного органа (о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении), суд вправе вынести только два вида решений по существу жалобы: 1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение; 2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

23. При этом в первом случае судья не вправе предопределять действия должностного лица, осуществляющего уголовное преследование, отменять либо обязывать отменить решение, признанное им незаконным или необоснованным.

24. Изучение судьей обжалуемых процессуальных решений заключается в проверке соблюдения процедуры их принятия, правомочности должностного лица их издания, без предрешения вопросов, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства. 25. Так, при проверке постановления об отказе в возбуждении уголовного дела судья обязан выяснить, соблюдены ли нормы, регулирующие порядок рассмотрения сообщения о совершенном или готовящемся преступлении (ст.
25. Так, при проверке постановления об отказе в возбуждении уголовного дела судья обязан выяснить, соблюдены ли нормы, регулирующие порядок рассмотрения сообщения о совершенном или готовящемся преступлении (ст. , , и Ф), а также принято ли уполномоченным должностным лицом решение об отказе в возбуждении уголовного дела при наличии к тому законных оснований и соблюдены ли при его вынесении требования (п.

14 Постановления Пленума). При проверке постановления о прекращении уголовного дела судья, не давая оценки имеющимся в деле доказательствам, должен выяснять, проверены ли и учтены ли дознавателем, следователем или руководителем следственного органа все обстоятельства, на которые указывает в жалобе заявитель, и могли ли эти обстоятельства повлиять на вывод о наличии оснований для прекращения уголовного дела.

При этом по результатам разрешения такой жалобы судья не вправе делать выводы о доказанности или недоказанности вины, о допустимости или недопустимости доказательств (п. 15). При проверке доводов жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела следует проверять, соблюден ли порядок вынесения данного решения, обладало ли должностное лицо, принявшее соответствующее решение, необходимыми полномочиями, имеются ли поводы и основание к возбуждению уголовного дела, нет ли обстоятельств, исключающих производство по делу. 26. При этом судья не вправе давать правовую оценку действиям подозреваемого, а также собранным материалам относительно их полноты и содержания сведений, имеющих значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, поскольку эти вопросы подлежат разрешению в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства уголовного дела (п.

16). 27. При рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ на отказ следователя и дознавателя в удовлетворении ходатайств подозреваемого или обвиняемого, его защитника, а также потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика или их представителей об установлении посредством допроса свидетелей, производства судебной экспертизы и других следственных действий обстоятельств, имеющих, по мнению заявителей, значение для уголовного дела, судья проверяет, не были ли нарушены права участников уголовного судопроизводства при принятии такого решения (). При этом судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу (п.

17). 28. Жалоба на постановление прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ (п. 18).

«Первый блин комом» или проблемы «состязательности» процесса рассмотрения жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ

Делюсь историей из собственной биографии.

Буду благодарна за отзывы и предложения. Критику воспринимаю адекватно.

Сугубо гражданский юрист, уже на пенсии. Волею судьбы оказалась в ситуации, по-видимому, безвыходной, суть которой в следующем. В течение 1,5 лет молодая и очень агрессивная соседка, испытывая ко мне нескрываемую, но не мотивируемую ненависть, угрожает убить меня, облить кислотой, нанять кого-то, чтоб меня изуродовали, выбить окна, вымазать дерьмом дверь, вырвать мой электросчетчик с проводами, постоянно кричит устрашающе: «Сдохнешь скоро!», нецензурно оскорбляет, выбивает ногами мою входную дверь, делая это по ночам, будила меня через каждый час, кидала в окна камни из своего окна, портила мой почтовый ящик экскрементами и нецензурными надписями, наконец — отрезала его дверцу; на моей двери написала нестирающейся краской то же, что и выкрикивает, облила дверь зеленкой, высыпала мусор у моей двери, портила замки, обрезала электрику, совершала обряды «Чёрной магии» около моей двери (3 месяца под дверью лежала земля с множеством швейных иголок и мелких гвоздей, во время моего отъезда); активно ищет соратников для «дружбы против меня», распространяет клеветнические высказывания, в том числе, сообщая заведомо ложные сведения в объяснениях в полиции.

Все эпизоды хулиганских действий я записывала на диктофон, в целях самозащиты, неоднократно предупреждая её о ведении аудиозаписи; результаты порчи имущества фотографировала.

В полицию с письменными заявлениями обращалась 11 раз за 14 месяцев. К заявлениям прилагались доказательства изложенного, а именно, аудиозаписи всех эпизодов, фотоснимки порчи двери и почтового ящика (в динамике), электросчетчика и т.п.

Полиция бездействовала и продолжает бездействовать в настоящее время. Прокуратура вначале реагировала на бездействие полиции вынесением постановлений об отмене постановлений органа дознания об отказе в возбуждении уголовного дела, а затем и вовсе перестала реагировать.

Я обращалась в полицию с заявлениями не только о преступлениях, но и об административных правонарушениях.

Прокуратурой мои заявления в полицию об административных правонарушениях и мои жалобы на действия и бездействие сотрудников полиции, неправомерно рассматривались в порядке, предусмотренном УПК РФ, вместо КоАП РФ, в результате чего истекли сроки привлечения соседки к административной ответственности и она избежала наказания, а я лишена возможности получения компенсации за вред, причиненный мне её неправомерными действиями. Сроки привлечения к уголовной ответственности также истекают, законодателем рассматривается вопрос о декриминализации состава, предусмотренного . Сразу оговорюсь, у соседки все признаки психического не здоровья (нецензурная брань и проклятия, порча чужого имущества на фоне показной религиозности; видела в зеркале колдуна, в связи с чем, жила в монастыре; меня называла ведьмой, в т.ч.

и в письменном объяснении). На учете в ПНД, по-видимому, не состоит.

Со слов священника посещаемого ею храма (по образованию – психиатра), она больна, но это не мои проблемы, а её.

Нигде официально не работает, несмотря на отсутствие спонсоров, подрабатывает на дому нелегально, что трудно доказуемо, коммунальные услуги не оплачивает несколько лет. В порядке гражданского судопроизводства я с неё ничего не получила бы, кроме расходов на экспертизы аудиозаписей (их более 30), оценки стоимости причиненного ущерба и др.

Кроме того, в суд она ходить не будет, а потому и образец голоса для фоноскопической экспертизы, получить невозможно.

В феврале т.г. я обжаловала постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, а также, бездействие полиции и прокурора района в суд, в порядке .

С уголовными делами ранее не связывалась, всегда старалась провести явно уголовные дела своих доверителей под видом гражданских и всегда успешно.

Здесь же — не тот случай. Как это не редко случается – «сапожник без сапог». В самой жалобе заявила ходатайство об истребовании из полиции и прокуратуры отказных материалов. Вместо рассмотрения жалобы в 5-дневный срок и истребования отказных материалов, судья направил запрос в прокуратуру, в котором просил прокурора (участника процесса!) сообщить суду, выносились ли какие-либо процессуальные решения в порядке надзора за процессуальной деятельностью органа дознания по моим заявлениям.
Вместо рассмотрения жалобы в 5-дневный срок и истребования отказных материалов, судья направил запрос в прокуратуру, в котором просил прокурора (участника процесса!) сообщить суду, выносились ли какие-либо процессуальные решения в порядке надзора за процессуальной деятельностью органа дознания по моим заявлениям.

Помощник прокурора неоднократно, в каждом судебном заседании, (а их было 5, не считая первого, «проведенного» без участников и оглашения после перерыва) заявляла ходатайства об отложении. И суд откладывал, мотивируя большим объемом жалобы.

Действительная цель отложения стала понятна мне уже во втором судебном заседании, когда прокурор принесла 10 постановлений об отмене постановлений органа дознания в связи с неполнотой проведенной проверки.

По неопытности я была в шоке, ибо прокурор, к явному удовольствию судьи, ликвидировал объект (а по мнению суда – предмет) моего обжалования (в части обжалуемых постановлений) и создал видимость незамедлительного прокурорского реагирования (в целях собственной защиты от доводов жалобы). Я возражала против такого вмешательства в мои процессуальные полномочия. Прокурор возражала против удовлетворения жалобы в полном объеме.

Для защиты полиции (не имея на то никаких полномочий), она просила сделать перерыв в судебном заседании и ездила в отдел полиции за доказательствами направления в мой адрес (полицией) уведомлений и постановлений полиции на мои заявления, которые мною не были получены. В протоколе это не отражено, замечания на протокол отклонены судьей.

Отказные материалы представлены в суд прокурором в последнее судебное заседание, я не имела возможности с ними ознакомиться до оглашения постановления. Суд удовлетворил мое требование о признании незаконным бездействия полиции и о вынесении частного постановления в вышестоящий орган – Управление МВД России по г. Н. Новгороду, в отношении прокурора – отказал, в отношении постановлений об отказе в ВУД – прекратил производство ввиду их отмены.

Сразу после оглашения постановления, в прокуратуре я сфотографировала материалы проверки по моим заявлениям, из которых в последствии узнала много интересного и подлежащего новому обжалованию. В частности, в этих отказных материалах (копии которых оставлены в материалах производства по моей жалобе) уже имелись новые постановления об отказах в ВУД, ничем не отличающиеся от отмененных прокуратурой в процессе судебного рассмотрения моей жалобы.

Я больше не стала тратить деньги и время на новое обжалование многочисленных постановлений органа дознания, а решила попытаться поломать порочную практику ликвидации прокурором предмета обжалования в процессе судебного рассмотрения жалобы. После подачи апелляционной жалобы пришлось писать и дополнение к ней, после ознакомления с делом.

За 1 день до окончания срока обжалования мне не дали для ознакомления ни одного протокола, ввиду их отсутствия, хотя в протоколах указаны даты их изготовления – в день судебных заседаний. В апелляционной жалобе (изложенной на 14 листах) я просила: 1. Отменить постановление районного суда в части отказа в признании незаконным бездействия прокурора района и в части прекращения производства по жалобе о признании незаконными постановлений отдела полиции об отказе в возбуждении уголовного дела и принять по жалобе новое решение.

2. Признать незаконным и необоснованным длительное бездействие прокурора района в связи с отсутствием надлежащего надзора со стороны прокуратуры за процессуальной деятельностью отдела полиции.

3. Признать незаконными и необоснованными постановления отдела полиции об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенные после отмены прокуратурой предыдущих и приобщенных к материалам дела (производства по жалобе) и другие, вынесенные по состоянию на день рассмотрения жалобы. Понимаю, что последнее требование не может быть удовлетворено.

Более того, через несколько дней после подачи апелляционной жалобы, прокуратура задним числом вынесла постановление об отмене всех постановлений отдела полиции об отказе в ВУД, ликвидировав, таким образом, и апелляционный и потенциально возможный новый предмет судебного обжалования.

На сегодня получены уже очередные постановления об отказе в ВУД – близнецы ранее отмененных. Читала и судебную практику и Определение Конституционного Суда РФ от 22.04.2014 г. № 874-ОО по жалобе гражданина Таилкина О.П.

на неконституционность , позволяющей прокурору отменять постановления об отказе в ВУД после подачи жалобы в суд в порядке , но категорически не могу согласиться с порочной практикой таких отмен.

Мотивировала требования апелляционной жалобы следующим. 1. Никаким нормативно-правовым актом не предусмотрена отмена постановлений органа дознания, являющихся объектами судебного обжалования в процессе судебного рассмотрения жалобы в порядке .

Прокуратура обосновала свои действия по отмене постановлений органа дознания в процессе рассмотрения моей жалобы судом,ссылкой на п. 1.18 Приказа Генерального прокурора РФ от 02.02.2011 г. №162

«Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия»

, при том, что постановления об отказе в возбуждении уголовного дела выносились по моим заявлениям не следствием, а сотрудниками полиции – органа дознания, т.е.

иного органа предварительного расследования.

2. Вынесением постановлений прокуратуры не устранены обжалуемые нарушения, не исключён предмет жалобы – бездействие прокурора,а напротив, указанные постановления, являющиеся копиями предыдущих (вынесенных от 3,5 до 7 месяцев назад), только укрепляют доводы жалобы, подтверждаемые новыми постановлениями органа дознания, формально вынесенными при рассмотрении жалобы судом после получения указанных постановлений прокуратуры, оценки которым судом не дано, несмотря на приобщение их к материалам дела. 3. В материалах дела отсутствуют доказательства надлежащего рассмотрения прокурором моих жалоб (т.е. в соответствии с ). Полагаю, что прокуратурой нарушено положение ч.

4 , согласно которому,

«Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными»

. В жалобе дана ссылка на Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 № 42-О где сформулировано требование к дознавателю, следователю, прокурору на досудебной стадии проводить исследования и оценки ВСЕХ приводимых в обращениях граждан доводов.Правовая позиция Конституционного Суда РФ сформулирована в категорических выражениях: «… решения могут быть вынесены только после … опровержения доводов, выдвигаемых в обращениях». 4. В ином судебном порядке я не могла обратиться, ибо во всех без исключения постановлениях как отдела полиции, так и прокуратуры, мне разъяснялось право на обжалование именно в порядке ст.

124-125 УПК РФ, но не в порядке, предусмотренном КоАП РФ, КАС РФ, либо ином. Только через 1 год и 3,5 месяца(в период рассмотрения жалобы) полиция делает вывод о наличии в материалах состава административного правонарушения, что свидетельствует о том, что по вине не только полиции, но и прокурора (бездействия которого суд не усматривает), полиция выносила и продолжает незаконно выносить постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вместо рассмотрения заявления в порядке КоАП РФ.

Прокуратура района также рассматривала мои жалобы в соответствии с УПК РФ, как бы не замечая составов административных правонарушений (в том числе, производство по которым возбуждается исключительно прокурором — и ст.

2.1 КоАП Нижегородской области) и других, в частности, . Вместо совершения действий, адекватных ситуации, прокуратура совершала иные действия, направленные на устранение объектов судебного обжалования– ранее вынесенных постановлений полиции, и одновременное создание новых объектов обжалования – постановлений прокуратуры (с которыми я не согласна) и новых постановлений полиции, аналогичных отмененным.
Вместо совершения действий, адекватных ситуации, прокуратура совершала иные действия, направленные на устранение объектов судебного обжалования– ранее вынесенных постановлений полиции, и одновременное создание новых объектов обжалования – постановлений прокуратуры (с которыми я не согласна) и новых постановлений полиции, аналогичных отмененным.

Нарушая право заявителя на доступ к правосудию, прокуратура создает ситуацию роста количества непрерывных судебных обжалований, вплоть до пожизненного обжалования по тем же основаниям, тех же действий (бездействия) тех же государственных органов.

Я же в своей жалобе просила признать незаконными постановления отдела полиции не только в связи с неполнотой проведенных проверок по моим заявлениям, но и в связи с самим фактом рассмотрения некоторых моих заявлений об административных правонарушениях в порядке, предусмотренном УПК РФ, вместо КоАП РФ, поскольку, указанное обстоятельство уже нарушило мои права на защиту от правонарушений и на компенсацию причиненного ущерба и морального вреда. 5. Отказ суда в удовлетворении жалобы о признании незаконным бездействия прокурора противоречит материалам производства по жалобе.

Вывод суда об отсутствии бездействия прокурора противоречит установленным судом обстоятельствам, отраженным в постановлении суда, из которых следует, что постановления отдела полиции признаны прокуратурой незаконными и отменены лишь через 3,5 – 7 месяцев бездействия прокуратуры. По последнему материалу проверки, единственное постановление об отказе в ВУД отменено прокуратурой района всего через 1 месяц бездействия, которого оказалось достаточным для нарушения моих прав в связи с истечения срока привлечения к административной ответственности, с одновременным нарушением ст.27 Закона «О прокуратуре РФ». Действия прокурора, совершенные в период рассмотрения моей жалобы судом, а именно, вынесение постановлений об отмене постановлений органа дознания, не имели отношения к предмету моей жалобы, ибо они совершены после подачи мною жалобы, а я обжаловала бездействие прокурора, имевшее место до даты подачи жалобы.

При том, что и с постановлениями прокуратуры (в части их содержания) я не согласна. Бездействие прокурора усматривается мною и в ненадлежащем принятии мер прокурорского реагирования(в данном контексте перечисляются неконкретные и бесполезные (ибо неисполнимые) указания прокуратуры, отсутствие указаний об экспертизе аудиозаписей, как единственных доказательств, оценке причиненного ущерба и др.

недостатки. При этом, УУП всегда оправдывали свое бездействие тем, что прокуратура и вышестоящее руководство не дают им соответствующих указаний). Новые постановления прокуратуры также неконкретны и заведомо не рассчитаны на их оценку судом. ОСНОВАНИЯ НЕСОГЛАСИЯ С ПОСТАНОВЛЕНИЕМ СУДА В ЧАСТИ ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ЖАЛОБЕ О ПРИЗНАНИИ НЕЗАКОННЫМИ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ОБ ОТКАЗЕ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА Право обжалования решений и действий (бездействия) должностных лиц в досудебном производстве установлено как гарантия судебной защиты прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве.

ОСНОВАНИЯ НЕСОГЛАСИЯ С ПОСТАНОВЛЕНИЕМ СУДА В ЧАСТИ ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ЖАЛОБЕ О ПРИЗНАНИИ НЕЗАКОННЫМИ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ОБ ОТКАЗЕ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА Право обжалования решений и действий (бездействия) должностных лиц в досудебном производстве установлено как гарантия судебной защиты прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве.

«Рассмотрение жалоб в порядке происходит в форме осуществления правосудия по правилам состязательного судопроизводства»

.

Суд неоднократно откладывал судебные заседания по ходатайству прокуратуры, якобы для представления материалов в суд, при этом, запрос суда в прокуратуру о представлении материалов проверок в суд был сделан ровно через месяц после принятия жалобы к рассмотрению и за один день до последнего судебного заседания). Все вышеописанные действия прокурора и судьи совершены далеко за пределами 5-дневного срока, установленного для рассмотрения жалобы судом.

Поскольку к прокурору в порядке я с жалобой не обращалась, до суда прокурор бездействовал, не проявляя инициативы, полагаю, что права на отмену обжалуемых постановлений в процессе рассмотрения жалобы судом у прокурора не должно быть. Суд же считает, что «Отмена указанных постановлений прокурором не противоречит положениям ст.ст. 37, 148 УПК РФ», т.е. по принципу – «разрешено всё, что прямо не запрещено законом», включая злоупотребления (и не беда, что срок рассмотрения жалобы в связи с этим превышен более чем в 6 раз).

По моему мнению, такие согласованные действия прокуратуры и суда противоречат духу Конституции РФ и нарушают конституционное право гражданина на судебную защиту и не соответствуют положениям ст.ст.2, 10, ч.2 ст.15, ст.ст.17, 18, 19, ч.2 ст.24, ст.ст. 33, 45, 46, 47, ч.2 ст.50, ст.52, ч.1 ст.118, ст.120, ч.3 ст. 123 Конституции РФ. В соответствии с уголовно-процессуальным законом (ст.ст.

11, 37 УПК РФ) прокурор, осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов дознания, обязан обеспечить участникам уголовного судопроизводства и иным заинтересованным лицам возможность осуществления гарантированных им прав, но не препятствовать судебной защите прав, осуществление которых прокурор сам не обеспечивает.

Полагаю, что только заявитель вправе решать, в каком порядке должны рассматриваться на предмет законности вынесенные по его заявлениям постановления органа дознания. В случае, если прокурор не лишен права на отмену постановлений полиции в период рассмотрения судом жалобы на указанные постановления, то такие действия прокурора являются недопустимым злоупотреблением правом, поскольку, в противном случае, право гражданина на судебное обжалование постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, делается иллюзорным, невозможным к реализации на практике.

Для заявителя, реализующего право на судебное обжалование постановлений органа дознания и бездействия прокурора в порядке и не обращавшегося с жалобой в порядке , действия и прокурора и суда должны быть предсказуемы. Когда отменяя постановления органа дознания, прокуратура руководствуется личными интересами, прокурорский надзор превращается в инструмент подавления процессуальной самостоятельности и инициативы, ограничения процессуального права заявителя на выбор порядка обжалования постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, что в силу ч.2 ст.

45, чч.1,2 ст. 46, ч.3 ст. 55 Конституции РФ недопустимо. Прокуратура самоуправно ввела в практику отмену постановлений органа дознания, являющихся объектами судебного обжалования, незаконно применяя по аналогии (недопустимой в публичном праве) п.

1.18 Приказа Генерального прокурора РФ от 02.02.2011 г.

№162

«Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия»

(который и сам по себе противоречит вышеуказанным положениям Конституции РФ), ссылаясь на необходимость «незамедлительного» прокурорского реагирования на нарушение законности.

Судом факт отмены объектов судебного обжалования не рассматривается как нарушение закона на том основании, что ст.ст. 37 и 148 УПК РФ не содержат подобных запретов.

Однако, такой аргумент нельзя признать правомерным в сфере регулирования публичных правовых отношений.

Из конституционных основ правового демократического государства (ч.1 ст.1 Конституции РФ) вытекает связанность государственной власти правом и законом, ответственность и предсказуемость её деятельности, возможной лишь при условии, что полномочия органов власти основаны на законе.

Поэтому, в отличие от принципа диспозитивности, лежащего в основе частноправовых отношений, определение полномочий государственных органов в сфере публичного права не допускает их собственного усмотрения и должно регулироваться на основе принципа «Дозволено только то, что предусмотрено законом», являющегося необходимой гарантией против произвола и злоупотребления властью. В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, всякое ограничение конституционных прав и свобод возможно только на основании федерального закона.

Ни УПК РФ, ни Пленум Верховного суда РФ рассмотрение жалоб на постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в порядке , не ставят в зависимость от последующих действий прокурора, совершенных после подачи жалобы в суд. Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г.

N 1, «С учетом того, что жалоба на основании может быть подана в суд, а также одновременно на основании — прокурору или руководителю следственного органа, рекомендовать судьям выяснять, не воспользовался ли заявитель правом, предусмотренным , и не имеется ли решения об удовлетворении такой жалобы.

В случае, если по поступившей в суд жалобе будет установлено, что жалоба с теми же доводами уже удовлетворена прокурором либо руководителем следственного органа, то в связи с отсутствием основания для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решений должностного лица, осуществляющего предварительное расследование, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, копия которого направляется заявителю.

Если указанные обстоятельства установлены в судебном заседании, то производство по жалобе подлежит прекращению.

При несогласии заявителя с решением прокурора или руководителя следственного органа, а также при частичном удовлетворении содержащихся в жалобе требований, жалоба, поданная в суд, подлежит рассмотрению в соответствии со ». Случай рассмотрения и отмены постановлений органа дознания прокурором, при наличии в суде жалобы на их незаконность и в отсутствие жалобы в порядке , Пленум даже не рассматривает, ибо это явное злоупотребление.

Если бы суд своевременно истребовал материалы проверок из отдела полиции, то у прокурора до вынесения судебного постановления по жалобе, отсутствовала бы возможность отмены постановлений.

Кроме того, с постановлениями прокурора я была не согласна, в том числе и по причине их неконкретности. Как указано в «Практике применения УПК РФ. Актуальные вопросы судебной практики, рекомендации судей Верховного суда РФ по применению уголовно-процессуального законодательства на основе новейшей судебной практики» (под ред.

В.М. Лебедева, М. ЮРАЙТ, 2013, 824 с.)

«прекращение производства допустимо лишь в случае действительного устранения предмета обжалования, с согласия заявителя»

.

В результате смены объектов обжалования (с отменённых прокурором на вновь вынесенные отделом полиции и приобщенные судом к материалам производства по жалобе) предмет обжалования – незаконность постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, устранен не был. Обжаловалось содержание незаконных постановлений (в жалобе приводился анализ мотивов отказа в ВУД), а не их даты.

С прекращением производства я не была согласна, но суд моего согласия и не спрашивал. Полагаю, что поскольку суд учел постановления прокурора, вынесенные в период судебного рассмотрения жалобы, и прекратил производство по жалобе в части, на основании этих постановлений, то исходя из принципа состязательности и равноправия сторон, должен был рассмотреть их на предмет обоснованности, с учетом моих доводов об их неконкретности, а также, должен был рассмотреть и постановления органа дознания, вынесенные в тот же период и дать им оценку в постановлении, поскольку предмет обжалования – незаконные решения органа дознания – остался. В противном случае, суд (а правильнее – судья) «приговорил» меня к пожизненному сутяжничеству по одному и тому же предмету.

Усматриваю в действиях суда дискриминирующий элемент (по должностному положению лиц, участвующих в деле), при том, что в силу ч.

3 ст. 123 Конституции РФ,

«Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон»

. Кстати, в протоколе судебного заседания указано:

«Объявлен состав суда: Судья, прокурор, секретарь судебного заседания»

. Оказывается прокурор может стать членом суда, причем, в собственном деле.

Моя жалоба и представление прокурора в УМВД возымели обратное действие на сотрудников полиции, которые стали откровенно вредить мне (простого бездействия, как видимо, было недостаточно). Так, Участковый уполномоченный полиции (УУП) приобщил к 10 отказным материалам ксерокопии рапорта на имя начальника отдела полиции, который полагаю подложным документом.

Не уверена, можно ли рапорт УУП, содержащий ложные сведения, считать служебным подлогом, образующим состав уголовно наказуемого деяния. Суть подлога в следующем. Согласно рапорту УУП, якобы опросившего жильцов дома, шесть человек (указаны Ф.И.О. и №№ квартир) дали характеристику мне и хулиганствующей соседке.

Согласно рапорту, указанные жильцы характеризуют меня отрицательно, в частности, как склонную к провокациям и созданию конфликтных ситуаций( это при том, что уже 1,5 года я боюсь выходить из своей квартиры, не имею возможности зарабатывать на жизнь, превратившуюся для меня в сплошной фильм ужасов про демонов).

Соседку, же, ежедневно нарушающую тишину и покой граждан (и положения региональных законов о тишине и КоАП НО), которую я безуспешно в течение 1,5 лет пытаюсь привлечь хоть к какой-либо ответственности (а в первую очередь, пытаюсь добиться пресечения её хулиганских действий),характеризуют как замкнутую, малообщительную, сильно религиозную, с другими жильцами в конфликты не вступающую.

При этом, в списке опрошенных указаны три человека, которых я никогда не видела (оказалось, что и они меня тоже), два моих соседа и моя приятельница с другого этажа.

Пришлось познакомиться с двумя ранее незнакомыми людьми, которые опровергли содержащиеся в рапорте клеветнические измышления самого УУП.

Приятельница призналась, что УУП её опрашивал, но она дала мне хорошую характеристику. Письменное объяснение УУП от нее не просил (в рапорте указано, что все опрошенные наотрез отказались дать письменные объяснения).

Мой сосед подтвердил, что УУП к нему приходил и просил дать объяснение, но, с его слов (которые он готов подтвердить при самом УУП), он отказался давать какие-либо характеристики соседкам, с которыми ему «ещё жить и жить» (как он выразился). Его жены (тоже включенной в список опрошенных) дома не было, а её Ф.И.О.

продиктовал участковому её муж. С шестой участницей опроса мне так и не довелось встретиться и познакомиться.

От подобного «шедевра», созданного участковым, который уже на протяжении 6 месяцев выносил постановления об отказе в ВУД по моим заявлениям, я была просто в шоке (при том, что УУП известно о наличии у меня высшего юридического образования и он не мог исключить возможности моего ознакомления с рапортом).

Возникает вопрос: что я могу сделать для привлечения к ответственности участкового уполномоченного полиции за вышеуказанные действия? Вижу как минимум, 4 способа, каждый из которых представляется тупиковым: 1.

Обратиться в Управление собственной безопасности.Ну, возможно, получу отписку о проведении служебной проверки и привлечении УУП к дисциплинарной ответственности (объявят замечание, например), а в действительности он вообще избежит наказания (в силу корпоративной солидарности).

2. Обратиться с заявлением о совершении преступления (ни орган, в который следует обращаться с заявлением о преступном деянии сотрудника полиции, ни норму в УК РФ пока даже не могу выбрать, возможно – клевета, служебный подлог?). В любом случае – будет отказ в ВУД. 3. Снова в суд в порядке ? Обжаловать действия УУП, сфабриковавшего подложный документ, именуемый рапортом?

Однако, учитывая судебную практику, постановление судьи по жалобе в порядке не является преюдициальным и не влечет права на взыскание компенсации морального вреда ( региональный суд уже поставил жирную точку в этом вопросе, в связи с чем, положительный опыт праворубца студента Петухова А.А., получившего компенсацию с государства в связи с бездействием полиции и прокуратуры, мне не поможет).

4. В порядке искового производства (иск о защите чести и достоинства)? Не уверена, что к УУП можно предъявить такой иск.

С одной стороны, вроде как он и не распространял порочащих сведений, т.к. рапорт, хоть и растиражирован в 10 отказных материалах, но адресован начальнику отдела полиции; ознакомиться с ним кроме прокурора и меня может только соседка, в отношении которой вынесены отказные материалы.

А с другой стороны, достаточно и того, что она имеет возможность ознакомления (Она и раньше кричала в подъезде и на улице: «Участковый против тебя подписался», хотя рапорт сфабрикован только в марте т.г.). Полагаю, что мне может быть причинен вред (и уже причинен) именно плохой характеристикой, на основании которой можно сделать вывод, что это не соседка ходит ко мне с нецензурными оскорблениями и угрозами, портит мое имущество, а я сама (как склонная к провокациям) провоцирую её на столь неадекватные действия, совершаемые, возможно, в состоянии аффекта (если вообще совершаемые, ибо она все обвинения отрицает, а аудиозаписи полиция не рассматривает, и как доказательства их не оформляет). Основание для отказа в ВУД конечно же, слабое, однако, раньше и такого не было, просто отказывали ввиду отсутствия состава преступления, а до прихода нового УУП (сфабриковавшего подложный документ) отказы выносились и вовсе на основании п.1 .

После 25.01.2016 г. я ни разу не обратилась в полицию с заявлениями в отношении соседки, ввиду полной их бесполезности. В то же время, в начале апреля она снова активизировалась (при случайной встрече в общем коридоре выкрикивает проклятия, нецензурно оскорбляет, плюется, выливает под дверь и в мой почтовый ящик различные продукты – йогурт, раствор для окраски волос, нарезку красной рыбы, именуемые в «Черной магии» «подкладами»).

Не нахожу ответа на вопрос: в каком порядке следует обжаловать бездействие полиции (и прокурора), выражающееся в не рассмотрении моих заявлений в порядке КоАП РФ? Прошу помощи сообщества. Суд прекратил производство по жалобе в указанной части без указания на порядок.

Если в порядке КАС РФ, то имеется специальный запрет на рассмотрение споров о применении норм КоАП РФ. Однако, нормы КоАП РФ как раз таки и не были применены, хотя должны были быть применены. В порядке КоАП РФ возможно обжаловать лишь отказ в возбуждении производства по делу об административном правонарушении, возможность обжалования бездействия КоАП РФ не предусмотрена.

Извещение о времени и месте судебного заседания по рассмотрению апелляционной жалобы из областного суда пока не получено. О результатах напишу дополнительно.

Хотя, не надо быть ясновидящим для их предсказания. А потому, готовлюсь к принятию соболезнований.

Процессуальные ошибки

К третьей группе следует отнести ошибки, связанные с нарушением процессуального порядка рассмотрения жалоб, установленного ст. 125 УПК РФ. Это такие ошибки, как:— ненадлежащее обеспечение права заявителя жалобы, иных участников уголовного судопроизводства на участие в судебном заседании;— нарушение тайны совещательной комнаты;— нерассмотрение ходатайства об отводе составу суда.Все ошибки третьей группы в соответствии с ст. 389.15 и УПК РФ являются существенными нарушениями уголовно-процессуального закона и апелляционным судом они были признаны неустранимыми.

Поэтому во всех случаях это повлекло отмену постановления с направлением судебно-контрольных материалов на новое судебное разбирательство.Президиум Нижегородского областного суда в признал обоснованной жалобу адвоката, которому нижестоящие суды отказали в принятии жалобы о признании незаконным постановления старшего дознавателя ОД ОМВД о замене защитника. В постановлении дознаватель сослался на то, что адвокат якобы ненадлежащим образом осуществлял защиту обвиняемой Б.

Городской и апелляционный суды, отказывая адвокату в удовлетворении жалобы, отметили, что постановление дознавателя не нарушает права адвоката как заявителя и не ограничивает права на доступ к правосудию обвиняемой Б.Однако Президиум областного суда счел, что оспариваемое постановление затрагивает законные права и интересы адвоката как защитника, осуществлявшего защиту при производстве дознания обвиняемой Б.,

«поскольку прямо указывает на неэффективность реализации адвокатом своих профессиональных обязанностей»

.

Такие выводы дознавателя, по мнению Президиума, могут повлечь для самого адвоката негативные последствия при оценке его профессиональной компетенции.