51 статья ук рф что значит

Нормативные акты министерств и ведомств Российской Федерации по УК РФ

  1. «Об утверждении Порядка действий должностных лиц таможенных органов при сборе и анализе информации для определения категории уровня риска лиц, осуществляющих ввоз товаров, классифицируемых в товарной группе 02 ТН ВЭД ЕАЭС»
  2. «Об утверждении Порядка действий должностных лиц таможенных органов при сборе и анализе информации для определения категории уровня риска лиц, осуществляющих производственную деятельность»
  3. «Об утверждении Порядка действий должностных лиц таможенных органов при сборе и анализе информации для определения категории уровня риска лиц, осуществляющих ввоз товаров, классифицируемых в товарной группе 03, товарных позициях 1604, 1605, товарной субпозиции 1603 00 ТН ВЭД ЕАЭС»
  1. Подписывайтесь на наш канал в >>>

Комментарий к Ст. 51 КРФ

1. Показания лиц, которые обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или арбитражного судопроизводства, — свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов, ответчиков и др.

— являются одним из важнейших процессуальных средств, с помощью которого обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решение иных задач, стоящих перед правосудием. С учетом значимости показаний различных участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу, государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из важнейших юридических обязанностей граждан (ст.

64 ФКЗоКС, , , ), неисполнение которой в форме отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже уголовной ответственности (, ). Вместе с тем Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников. Это право служит гарантией, обеспечивающей , , (ст.

23, 24), , рассмотрение дел в судах на основе и (ст. 49, 123). Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 25 апреля 2001 г.

N 6-П, в силу является непосредственно действующим и должно обеспечиваться — в том числе правоприменителем — на основе закрепленного в требования о прямом действии конституционных норм.

Наличие подобной гарантии, провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве «царицы доказательств» и правоприменители всяческими способами добивались получения от обвиняемого такого признания. Подпунктом «q» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право «не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным» предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении любого предъявленного лицу обвинения.

Комментируемая статья 51 Конституции, однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления виновности лица в совершении преступления. Сообразно этому в отраслевом законодательстве предусматривается право отказаться от дачи показаний не только для подозреваемого и обвиняемого (, ), но и для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (, , , ; , ; ст.

53 ФКЗоКС) — лиц, чьи показания (объяснения) по собственному делу объективно, помимо их воли могут быть использованы во вред отстаиваемым интересам.

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи 51 КРФ, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний. При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек формально не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, в котором имеются доказательства его причастности к совершению преступления (например, по делу, выделенному в отношении одного из соучастников преступления в отдельное производство). Точно так же не имеет значения для реализации закрепленного в анализируемой норме то, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса (подозреваемым или обвиняемым).

Важной гарантией права лица отказаться от дачи показаний против себя самого является закрепленное в положение, согласно которому показания обвиняемого, подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные обвиняемым, подозреваемым в суде, признаются недопустимыми доказательствами. Данное положение направлено на предотвращение случаев возможных злоупотреблений служебным положением со стороны сотрудников органов предварительного расследования, добивающихся в нарушение ч. 1 комментируемой статьи в ходе дознания или предварительного следствия от обвиняемого, подозреваемого признательных показаний с расчетом на то, что именно эти показания впоследствии будут положены в основу приговора.

Причем, как признал Конституционный Суд, недопустимым является не только прямое (путем оглашения протокола допроса), но и опосредованное (путем допроса дознавателя или следователя о содержании показаний, полученных ими в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстановления тем самым содержания этих показаний) использование показаний обвиняемого, подозреваемого, от которых он отказался в суде (Определение от 6 февраля 2004 г.

N 44-О//СЗ РФ. 2004. N 14. ст. 1341). Во-вторых, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников. Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний).

Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний. В-третьих, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 16 декабря 2004 г. N 448-О (ВКС РФ. 2005. N 3), закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу.

Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного частью 1 ст. 51 Конституции права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ч.

3 ее . Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г.

3 ее . Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г.

N 123-О). В-четвертых, доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу , и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу.

В-пятых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) также дача заведомо ложных показаний не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (, , ). Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в федеральном законе.

Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство () относит к их числу — помимо супругов — родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

2. Частью 2 рассматриваемой статьи 51 Конституции Российской Федерации законодателю предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Так, в соответствии с в качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникающих в совещательной комнате при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных организаций, прошедшие государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали известны из исповеди.

Сходные положения закреплены в , согласно ч.

3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.
3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Освобождение члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы от обязанности давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу предусматривается также ФЗ от 8 мая 1994 г.

«О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»

(с изм. и доп.) — относительно обстоятельств, ставших им известными в связи с выполнением своих служебных обязанностей (ст.

Рекомендуем прочесть:  Выход в декретный отпуск

21) (СЗ РФ. 1994. N 2. ст. 74; СЗ РФ.

1999. N 28. ст. 3466; СЗ РФ. 2001. N 7. ст. 614). Рассматривая вопрос о конституционности предоставления членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы права отказаться от дачи показаний, Конституционный Суд в Постановлении от 20 февраля 1996 г.

N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст. 828) признал его соответствующим Конституции, но не допускающим расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований и .

Суд также отметил, что, по смыслу ст. 51 Конституции, депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной ему гражданином информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Отсутствие у вышеперечисленных лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп информации не означает, что они не могут быть допрошены в гражданском, уголовном или ином судопроизводстве и по иным вопросам. Их отказ дать свидетельские показания об обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение мер уголовной ответственности на общих основаниях.

В Определении от 6 марта 2003 г.

N 108-О (СЗ РФ. 2003. N 21. ст. 2006) Конституционный Суд признал, что освобождение лица от обязанности давать показания, равно как и установление запрета на его допрос, если они обусловлены целями защиты законных интересов самого этого лица либо лиц, доверивших ему свою личную тайну, не могут служить препятствием для допроса этого лица по его просьбе и с согласия его доверителей.

Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом, в частности, на ситуацию, когда в ходе производства по уголовному делу обвиняемым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его защитника, которому стали известны обстоятельства фальсификации следователем материалов уголовного дела.

Отказ в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на адвокатскую тайну означал бы, по мнению Конституционного Суда, искажение истинного смысла и целевого назначения этого важного правового института.

Комментарий к Ст. 51 Конституции Российской Федерации

1. Закрепление в Основном законе страны этого принципа и изъятие из нормы об ответственности за недонесение о совершении преступления близкими родственниками и за уклонение от дачи свидетельских показаний, если они касаются близких родственников, свидетельствует, на взгляд авторов комментария, о гуманизации российского законодательства, его соответствии общечеловеческим ценностям.

Отметим, что данная гарантия впервые закреплена в России на конституционном уровне.

К близким родственникам относятся супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки (). При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что данные им показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от них.

Согласно статье 51 Конституции РФ лицо вправе не давать показаний против самого себя, в каком бы правовом положении оно ни находилось (свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый и т.д.), что особенно важно в уголовном судопроизводстве.

Недобровольная дача показания против самого себя недопустима, поскольку лицо, по существу, становится в положение подозреваемого, начиная свидетельствовать против самого себя. Отсутствие обязанности свидетельствовать против себя означает, что признание своей вины должно осуществляться только добровольно, а не под принуждением.

Закон не предусматривает ответственности подозреваемого и обвиняемого за дачу ложных показаний.

Они могут строить свою защиту при привлечении их к ответственности по своему усмотрению. Если показания получены под угрозой применения любых взысканий за непризнание своей вины, они являются незаконными и на них не может быть основан обвинительный приговор.

Право не свидетельствовать против себя и своих близких находится в одном ряду с такими конституционными правами и свободами человека и гражданина, как право на свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Тем самым каждый должен иметь право хранить в тайне любые сведения, относящиеся к нему и его близким, посредством умолчания о них (неразглашения)*(243). 2. Права и свободы человека, его интересы обладают большими приоритетами по сравнению с другими ценностями. Такое положение заключает в себе глубокий нравственный смысл и в целом направлено на защиту морально-нравственных норм.

Такое положение заключает в себе глубокий нравственный смысл и в целом направлено на защиту морально-нравственных норм.

Федеральным законом могут быть установлены иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. Имеются в виду случаи, когда определенные лица могут иметь право не давать показаний, исходя из иных обстоятельств: нахождения лица в какой-либо должности, выполнения лицом определенных видов деятельности, связанных с получением сведений, составляющих тайну (например, адвокат, врач, священник).

Согласно положениям , этим правом обладает защитник обвиняемого, который не может быть допрошен об обстоятельствах дела, ставших ему известными в связи с выполнением обязанностей защитника; адвокат, представитель профессионального союза или другой общественной организации, которые не обязаны свидетельствовать об обстоятельствах, ставших известными им в связи с исполнением ими обязанностей представителя*(244). Жизнь многообразна, каждый день возникают новые общественные отношения, дальнейшее развитие которых требует их законодательного урегулирования.

Именно с учетом этого комментируемая норма оставляет открытым перечень случаев, когда лицо может быть освобождено от обязанности давать свидетельские показания.
Навигация по записям

Комментарий к Статье 51 Конституции РФ

1.

Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах в числе минимальных гарантий при рассмотрении любого предъявляемого обвинения указывает на право не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод прямо не содержит такого положения, однако Европейский Суд по правам человека в толковании права на молчание как составной части права не давать показания против самого себя исходит из того, что эти положения являются общепризнанными международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры (ст.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод прямо не содержит такого положения, однако Европейский Суд по правам человека в толковании права на молчание как составной части права не давать показания против самого себя исходит из того, что эти положения являются общепризнанными международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры (ст.

6 Европейской конвенции). Их смысл в защите обвиняемого от злонамеренного принуждения со стороны властей, что помогает избежать судебных ошибок и добиться целей, поставленных ст.

6. В частности, это право способствует тому, чтобы обвинение не прибегало к доказательствам, добытым вопреки воле обвиняемого с помощью принуждения или давления. Это право тесно связано с презумпцией невиновности (п.

2 ст. 6 Европейской конвенции).

По мнению Европейского Суда, право не свидетельствовать против себя не может быть ограничено лишь запретом на принуждение к признанию в совершении правонарушения или к даче показаний, прямо носящих инкриминирующий характер, но должно включать и любую иную информацию о фактах, которые могут быть в последующем использованы в поддержку обвинения.

Нельзя ссылаться на общественный интерес в оправдание использования в целях обвинения ответов, добытых принудительным путем в ходе внесудебного расследования.*(668) Указанное право весьма актуально для России, пережившей период массовых репрессий, когда признание было царицей доказательств и самооговор добывался под пытками, угрозами, шантажом и обманом. Конституции посткоммунистических государств, по мнению А. Шайо, выражают страхи перед белым деспотизмом.*(669) Статья 51 Конституции закрепляет более широкую гарантию, чем Международный пакт, которая распространяется не только на свидетельство против себя, но и запрещает принуждать свидетельствовать против своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

Так, УПК относит к этому кругу супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку, внуков (ч. 4 ст. 5). Одновременного УПК хотя и для иных целей выделяет категорию близкие лица — лица, состоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему, свидетелю в силу сложившихся личных отношений (ч.

3 ст. 5). Последние не обладают по букве закона свидетельским иммунитетом как близкие родственники, однако очевидно они также могут быть поставлены в ситуацию ложного выбора между лжесвидетельством и моральным чувством, а также традиционным представлениям, осуждающим доносительство и предательство. Моральное основание свидетельского иммунитета хотя и очень сильное, но не единственное.

Это и человеческое достоинство, защищаемое под запретом обращения с личностью как с объектом чужой воли, и охрана неприкосновенности частной жизни, и охрана личной и семейной тайны, которую доверяют конфиденциально друг другу близкие родственники и иные лица ().

Вообще «свидетельствовать» означает не только давать показания в качестве свидетеля, подтверждать или удостоверять какое-либо событие, очевидцем которого является свидетельствующий субъект. Свидетельствовать означает и предоставлять доказательственную информацию об обстоятельствах и фактах, указывать источник этой информации.

Свидетельство при этом выступает как удостоверение, доказательство, улика. По мнению Конституционного Суда РФ, право не свидетельствовать против себя самого предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления органам дознания и следователю других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления (Постановление от 25.04.2001 N 6-П*(670). В такую ситуацию, например, было поставлено лицо, совершившее дорожно-транспортное преступление, обязанное под страхом уголовной ответственности (ст.

265, в настоящее время исключена из УК) не покидать место происшествия и сохранять его обстановку, тем самым принудительно разоблачая себя с риском подвергнуться уголовному наказанию. Однако УК предусматривает иную, не противоречащую ч.

1 ст. 51 Конституции Российской Федерации форму учета добровольного признания вины и явки с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание (п. «и» ). Перед допросом свидетель, подозреваемый, обвиняемый должны быть предупреждены о своем праве не давать показания против себя и других близких родственников, в противном случае данные, полученные в ходе допроса, могут быть признаны недопустимыми доказательствами в смысле . Соответственно, лица, обладающие свидетельским иммунитетом, не могут нести уголовную ответственность за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников () и за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного супругом или близким родственником ().

Наоборот, принуждение к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий является преступлением против правосудия (). Поскольку свидетель не всегда может предвидеть и определить, какие именно сведения могут быть использованы в дальнейшем против него самого или его близких родственников, он имеет право являться на допрос с адвокатом и получать от него соответствующую помощь и консультации (), что служит существенной гарантией от злоупотреблений должностных лиц против свидетельского иммунитета.

Право, предусмотренное ч. 1 статьи 51 Конституции РФ, не зависит от процессуального статуса лица и распространяется на все виды процесса, где показания рассматриваются в качестве юридически значимого источника информации. 2. В соответствии с ч. 2 ст. 51 Конституции уголовное процессуальное законодательство устанавливает иные случае освобождения от обязанности давать свидетельские показания для определенных категорий лиц в отношении сведений, доверенных им конфиденциально в связи с их профессиональной деятельностью.

Так, согласно ч. 3 ст. 56 УПК не подлежат допросу в качестве свидетелей: судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; адвокат, в том числе защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий. Вместе с тем наделение определенного круга лиц свидетельским иммунитетом не может рассматриваться в качестве препятствия для реализации лицом, обладающим таким иммунитетом, права использовать известные ему сведения в целях обеспечения и защиты прав и законных интересов лиц, которых эти сведения непосредственно касаются и, следовательно, не исключает возможность их допроса, в том числе по ходатайству стороны защиты, при условии их согласия на это (Постановление КС РФ от 29.06.2004 N 13-П*(671)).

Безусловный запрет допроса этих лиц во всяком случае приводил бы к нарушению конституционного права на судебную защиту и искажал бы само существо данного права (Определение КС РФ от 06.03.2003 N 108-О*(672)).

Судебная практика по статье 51 УК РФ:

  1. Такая оценка показаний осужденных является правильной поскольку эти показания подробны, последовательны, даны ими после разъяснения им положений ст. 51 УК РФ, в присутствии защитников. К тому же, эти показания согласуются как между собой, так и с другими исследованными в судебном заседании доказательствами. При таких данных действия осужденных квалифицированы правильно.
  2. Поскольку таких обстоятельств судом установлено не было, то оснований для удовлетворения ходатайств Гуденко Ю.Ю. об отказе от защитника не имелось. Кроме того, участие защитников по данному уголовному делу согласно пунктам 2, 5 части 1 статьи 51 УК РФ является обязательным.
  3. Незаконно назначенный судом подсудимому Белкину в порядке ст. 51 УПК РФ защитник Байнов А.Г. не осуществлял надлежащим образом защиту и не оказывал юридическую помощь Белкину, отказавшись от выступления перед коллегией присяжных заседателей в прениях сторон.

+Еще.

Запрет на самооговор

Привилегия против самообвинения — важная составляющая Конституции РФ.

Она отдельно прописана в основных кодексах — УПК, АПК, КоАП и ГПК РФ.Стоит отметить, что предпосылки к свидетельскому иммунитету появились ещё в Англии XII века, когда подозреваемых в ереси заставляли давать клятвы ex officio.

В современном мире это правило — важнейший из принципов правосудия.

Ему уделяют особое внимание в США, Австралии, ФРГ, Канаде и странах Евросоюза.

Но процессуальная реализация привилегии против самооговора различается в зависимости от системы, принятой в государстве.1.

В странах общего (прецедентного) права, если подозреваемый соглашается на показания, то его допрашивают как свидетеля.

Соответственно, его могут за последующий отказ от показаний или сообщение заведомо ложных сведений.2. В государствах континентальной системы (в том числе в РФ) подозреваемого или обвиняемого, отказавшегося от показаний или давшего ложную информацию, не привлекают к ответственности. Считается, что он действует в рамках защиты от самоизобличения.Право отказаться от свидетельских показаний связано не только с рассказом о конкретном проступке.

Лицо может не сообщать любую информацию о себе, которая в последующем может быть использована в уголовном процессе в качестве доказательств.

Другой комментарий к статье 51 Уголовного Кодекса РФ

1.

Ограничение по военной службе является основным видом наказания и применяется лишь к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. К таким лицам относятся граждане как мужского, так и женского пола, заключившие добровольно согласно Положению о порядке прохождения военной службы письменный договор (контракт) с Министерством обороны РФ сроком на три, пять или десять лет, а также на меньший срок (до наступления предельного возраста пребывания на военной службе).

Согласно ч. 12 ст. 16 УИК данное наказание исполняется командованием воинских частей, в которых проходят службу осужденные военнослужащие.

2. Содержание данного вида наказания состоит в следующих правоограничениях: во-первых, из денежного содержания осужденного происходит удержание в доход государства в размере, установленном приговором суда, но не свыше 20%; во-вторых, во время отбывания этого вида наказания осужденный не может быть повышен в должности и воинском звании; в-третьих, срок наказания не засчитывается в срок выслуги лет для присвоения очередного воинского звания. Если с учетом характера совершенного преступления и иных обстоятельств осужденный военнослужащий не может быть оставлен в должности, связанной с руководством подчиненными, он по решению соответствующего командира воинской части перемещается на другую должность — как в пределах воинской части, так и в связи с переводом в другую часть или местность, о чем извещается суд, вынесший приговор. 3. Ограничение по воинской службе применяется в двух случаях: когда в санкции статьи Особенной части предусмотрен этот вид наказания за преступления против военной службы (ч.

ч. 1 и 2 ст. 332, ч. 1 ст. 333 УК и др.) на срок от трех месяцев до двух лет; и военнослужащим вместо исправительных работ, предусмотренных статьями, устанавливающими ответственность за конкретные преступления (ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116 и др.), соответственно на срок, указанный в этих санкциях. 4. Установленный приговором суда размер удержания из денежного довольствия осужденного военнослужащего исчисляется из должностного оклада, оклада по воинскому званию, ежемесячных и иных надбавок и других дополнительных денежных выплат.

Минимальный процент удержаний в доход государства закон не устанавливает. Порядок исполнения наказания в виде ограничения по военной службе, помимо УИК РФ, подробно регламентируется Правилами отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими, утвержденными Приказом Министра обороны РФ от 29 июля 1997 г. N 302 (в ред. от 04.09.2006) (см.: Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.

1998. N 1). ← →

51 статья Конституции РФ в уголовном судопроизводстве

Именно на данный вид судопроизводства, в первую очередь, и распространяется данная глава. Суд, ровно как и следственные органы не в праве обязывать гражданина к даче показаний, даже в том случае, если имеются доводы полагать, что он располагает значимой для дела информацией.

Такие доказательства не будут считаться легитимными, т.к. были получены незаконным способом.

При этом, не стоит путать признательные показания с показаниями против себя или близкого человека. Здесь закладывается иной правовой смысл, и действует совершенно другой нормативный порядок.

Что является отягчающими и смягчающими обстоятельствами?

В статье не говорится о подобных факторах, но при вынесении приговора суды используют общие списки.

К смягчающим, например, можно отнести активное сотрудничество при расследовании, наличие малолетних детей, положительные характеристики личности в семье и на службе. Отягчить сроки наказания может совершение преступления группой лиц, с причинением вреда здоровью или смерти, с особой жестокостью, в отношении малолетних, несовершеннолетних, беременной женщины.

Опасное заблуждение при допросе, или почему я запрещаю ссылаться на статью 51 конституции

24 июля 2019Полная статистика будет доступна после того, как публикация наберет больше 100 просмотров., рассказываю о том, почему ссылка на статью 51 Конституции не только не помогает, но и создает серьезную угрозу привлечения к уголовной ответственности.

В данной статье указано следующее.Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.Очень хорошая и прогрессивная статья. Но знаете, почему она появилась?Потому, что в 70-80-ых годах стали привлекать членов семьи диссидентов за недонесение и соучастие в «преступлениях» их родственников.И, в части недонесения о преступлении ближайшего родственника, эта статья – прекрасная защита.Но когда вы выступаете в качестве свидетеля по уголовному делу, картина принципиально иная.Перед началом допроса вас предупреждают об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.После этого вам задают вопрос, и вы отказываетесь на него отвечать, ссылаясь на статью 51.Это фиксируется, а потом начинается разбирательство, по какой причине вы отказались от дачи показаний.Если ответ – это свидетельствование против вас, значит вы признаете себя соучастником по делу.Если нет – отказ образует состав преступления сам по себе.А вот после того, как это установлено, на вас можно давить как угодно – уголовную статью-то вы себе уже заработали.Получается, мы сами загоняем себя в угол. А все потому, что используем статью, смысла которой не понимаем.А самое неприятное, что ссылаться на нее рекомендуется в 90 процентах материалов в интернете.

И многие, не обремененные знаниями, зато любящие давать советы, со мной горячо спорят по этому поводу. Но тут, как в анекдоте:Я ходил к другим врачам, и они не согласны с вашим диагнозом.Интересно. Ну что же подождем вскрытия и выясним кто прав.Есть, кстати, еще одна, удивительная по своей абсурдности рекомендация – если вас в чем-то обвиняют, ссылаться на презумпцию невиновности.

Но об этом – в одном из следующих материалов.

Уточнения к правовому акту

Европейский суд имеет единую конвенцию по защите прав человека. Такое право предполагает отсутствие насильственного влияния на ответчика.

Справедливая оценка судебного процесса – это тот фактор, которого добивается конвенция. Статья 14 международной конвенции предполагает защиту ответчика. Правовой акт направлен на устранение возможности использования сведений, которые были получены против воли ответчика или были получены до судебного разбирательства.

Европейский суд утверждает, что нельзя свидетельствовать против себя, но так, же право ограничивает возможности получения других фактов посредством ответчика. Последние уточнения подтверждают факт свидетельствования против себя и близких людей не законным.

УПК имеет еще одно обозначение близких людей – это граждане, которые состоят в свойстве с ответчиком, это граждане, о которых печется ответчик. Для таких физических лиц иммунитет отсутствует согласно федеральному законодательству.

Каждое судебное дело рассматривается в индивидуальном порядке, поэтому соответствие закону определяется адвокатами, судьями.

Судебная практика

Примеров судебной практики по данной категории дел не так много. Это связано с тем, что судебные органы в военной системе часто используют иные меры воздействия на лиц, которыми совершены посягательства на интересы частей и прочих расположений.

Образец приговора: Судом города Тара вынесен приговор в отношении гражданина Л., который совершил противоправное посягательство, предусмотренное статьёй 166 УК. Установлено, что виновный проходит службу и в наличии имеется заключённый контракт.

Данные положения имеют необходимые для дела подтверждения.

Выражены они в письменной форме. По итогам рассмотрения суд указал на то, что данное посягательство совершено против интересов службы, поэтому к Л. можно применить ограничение в виде:

  • В приговоре отразили невозможность повышения Л. по службе, за время пока действует такое ограничение.
  • Срок установлен на полгода.
  • Удержания с жалования, которое получает виновный. Размер закреплён как 10 процентов от общей суммы.

Суд во время рассмотрения дела учитывал то, что Л.

возместил в полной мере причинённый ущерб. Кроме того, он активно сотрудничал с лицом, ведущим следственные действия по делу, у него имеются на иждивении дети, находящиеся в малолетнем возрасте.

Руководство части высказало мнение, что посредством применяемой меры исправление виновного удастся.